Под кремлевским ковром обостряется драка бульдогов

0

По тому, кого из окружения Путина уберут в ближайшие дни, можно будет судить, какой путь для России выбрал хозяин Кремля, уверен российский политолог .

– Существует ли в принципе вероятность того, что в окружении Путина могут произойти какие-то перемены или даже организованное отстранение его от власти, которое сегодня так активно обсуждают?

– В течение последних месяцев все очевиднее становится, что Путин входит в настолько узкий коридор возможностей (или его загоняют в этот коридор – трудно судить), что так или иначе в ближайшем будущем он будет вынужден разворачивать внутреннюю чистку элит.

– Кто его загоняет?

– Обстоятельства. В частности, смерть Бориса Немцова совершенно очевидно сужает коридор возможных решений для Путина. Потому что для него, конечно, сейчас главная проблема – это Украина. Из нее есть два выхода.

Первый – останавливаться и пытаться заморозить статус-кво, свалив разрушенный и взбаламученный Донбасс на Порошенко. Договариваться с Западом, показывая чистые руки и де-факто конституируя присоединение Крыма к России. На Западе наверняка есть силы, которые это готовы проглотить. Но ценой будет сдача силовых позиций.

Понятно, что дальше продвигаться Путин не может, потому что это будет дорого во всех смыслах – в дипломатическом, экономическом, в международном имидже, в сырьевом, человеческом, военном. Дальнейшее продвижение в сторону Мариуполя или еще куда-то связано с комплексом потерь, которые путинская Россия вынести не может.

Путину нужно как-то из этой ситуации выбираться. А для этого придется делать то, что на донецком сленге называется “слить Новороссию”. Собственно говоря, он де-факто ее уже слил. Весь этот пафосный проект про восемь областей вполне предсказуемо рухнул. Но теперь ему надо будет отойти из Донецка и эту горячую картошку, раскаленный уголек с 4 млн человек – совершенно сошедших с ума, живущих без работы, жилья и денег. И все то, что он затеял, теперь нужно свалить в руки Порошенко – мол, разбирайся сам. И для этого надо договариваться с Западом.

В то же время те, кто хочет продолжения “военного банкета” в России (а их довольно много) хотели бы, чтобы у Путина с Западом отношения не выстраивались. Они хотели бы углубления борозды между Россией и Европой. Те, кто убивал Бориса Немцова, понимали, что таким образом углубляют эту борозду. На Западе к Путину в такой ситуации относятся уже не просто как к агрессору – а как к человеку, который или убивает, или не в силах остановить убийц. Который уже не контролирует ситуацию. И в том, и в том случае – тут есть, о чем подумать.

– Что может происходить сейчас? Где он?

– Думаю, он уехал думать. Может быть, молиться. Потому что ситуация аховая.

– Это непривычно для Путина?

– Непривычно. Он привык всех обыгрывать, иметь всегда перед собой пучок возможностей, из которых он выбирает ту, которая удобнее всего в данный момент. Сейчас такого пучка нет. Сейчас он либо углубляется в дальнейшую конфронтацию с Западом – и тогда ему надо безжалостно уничтожать всех вокруг, кто на это не пойдет, потому что чувствует запах пеньковой веревки в конце пути. Они будут тормозить, уходить, спрыгивать с корабля, будут заниматься тем, что раньше Сталин называл саботажем. Будут спасать свои деньги – рубли превращать в доллары, а доллары выводить за бугор. Спасать свои семьи – потому что никому не хочется жить в Северной Корее.

Если выбор будет сделан в сторону дальнейшей изоляции России и построения там “счастливого светлого будущего” – тогда надо чистить элиты, вскрывать “врагов народа” – делать все то, что делал Иосиф Виссарионович.

Второй вариант Путина – останавливаться и как-то договариваться с Западом. Тогда ему надо сдерживать тех, кто посылает ему черные метки в виде убийства Немцова, тех, кто готов еще кого-то убить. Те люди, на которых он опирался последние годы, не могут пойти на этот вариант, потому что им по большому счету светит тюрьма в конце этого пути.

Поэтому Путин попал в крайне неприятную переделку, из которой хорошего выхода для него персонально не просматривается. Персонально для него – я не говорю про Россию в целом. Россию-матушку остается только пожалеть.

Думаю, действительно сейчас он какие-то судьбоносные решения принимает. И сильно опасаюсь, что они будут безумными. Человек 15 лет при власти. Ему кажется, что ему все удавалось (хотя на самом деле он просто использовал наработки, которые были созданы до него – рыночную экономику, твердый конвертируемый рубль, инвестиции с Запада и так далее). Рано или поздно это должно было кончиться. Вот сейчас это и кончилось. Так что Путину сейчас крайне тяжело. Но он сам себя туда загнал. Хотя он-то считает, что его загнали враги.

Он поехал лечиться, как я понимаю. Как он лечится? Не знаю. Может, по лесу гуляет. Может, с духовником беседует. Может, молится, может быть, пьет, хотя на него это не похоже. Одно понятно – ему надо определяться: или включать костоломку по образцу Сталина или ту же самую костоломку – только в адрес тех, кто убил Немцова.

Ведь он знает, кто убил. И, конечно, он их не может тронуть. Поэтому обычная путинская технология лавирования между вариантами и находка самого неожиданного для всех сейчас становится жизненно опасной. Для всех. Потому что самые неожиданные варианты – это вроде вступить в ядерный конфликт с Западом. А Путин любит неожиданные варианты.

“Новое время”.

Читайте також

Березень 13, 2015 |
Vantage Theme – Powered by WordPress.
Перейти до панелі інструментів